Волшебство стекла

«Пою перед тобой в восторге похвалу/ Не камням дорогим, ни злату, но Стеклу», – писал почти три века назад один из величайших русских мыслителей – Ломоносов. Он хорошо знал, о чем говорил: замечательный химик и инженер, Михайло Васильевич много работал со стеклом и сделал немало для раскрытия возможностей этого уникального материала. Достаточно вспомнить великолепную золотую и рубиновую смальту – стеклянную мозаику, секрет которой до сих пор не раскрыт, или исследования по окрашиванию стекол, благодаря которым разноцветные витражи и посуда перестали быть предметами роскоши.

Но что послужило отправной точкой этого непроходящего интереса русского ученого? Ответ, в общем, однозначен: поездка в Италию, где Ломоносов на всю жизнь пленился античными стеклянными мозаиками. Немудрено: именно в этой стране искусство стекловарения достигло совершенства, сделавшего простой вроде бы материал «дороже жемчуга и злата».

«Не дар ли мы в Стекле божественный имеем…»

На самом деле, родина стекла точно не известна, невозможно сказать, где продукт впервые смогли сварить. Дело в том, что сначала человек научился обрабатывать природную разновидность материала – вулканическую породу обсидиан. Изделия из этого прочного, прозрачного, но окрашенного в цвет от коричневого до черного камня высоко ценились и использовались в культовых целях – археологи часто находят церемониальные ножи, зеркала и чаши, возраст которых насчитывает до 10 тыс. лет. Однако получать стекло из простых составляющих – песка и поташа – люди научились лишь пять тысячелетий назад. По преданию, это были финикийцы, лучшие мореходы Древнего мира.

Легенда, которую поведал римский историк Плиний-старший, гласит, что шторм прибил финикийского купца, везшего груз самородной соды, к неизвестному берегу. Спасаясь от холода, моряки попробовали сделать костер и согреть воды для ужина, но найти на берегу достаточно больших камней для очага им не удалось. Тогда они принесли несколько крупных кусков соды из трюма и развели в их кольце огонь. Утром люди обнаружили в потухших угольях странные полупрозрачные камешки, не похожие ни на один из известных им материалов. Это и было стекло, сплав соды и кварцевого песка, дар богов, как посчитали финикийцы…

Так это было или нет, но удачная находка недолго оставалась тайной. В середине четвертого тысячелетия до н.э. технологию освоили египтяне, затем сирийцы и критяне. Однако им не удавалось добиться главного для стекла качества – прозрачности. Этот секрет раскрыли лишь римляне, научившиеся строить специальные стекловаренные печи, где температура поднималась выше 1500°С – только при таком нагреве можно добиться исчезновения мути. Римские (по другой версии – сирийские) мастера придумали в начале I в. н.э. главный инструмент стекловаров – выдувную трубку, совершившую настоящую революцию в ремесле. Кроме того, именно в империи стекло впервые стало применяться как архитектурный и интерьерный элемент – достаточно вспомнить знаменитые помпейские мозаики, не потерявшие свой облик за века.

К сожалению, гибель римской цивилизации привела к забвению секретов мастерства. Искусство стекловаров осталось лишь в восточной части некогда великой империи, особенно развившись в Константинополе и Александрии. И уже оттуда оно вновь вернулось на землю Италии, где сосредоточилось сначала в Венеции, а потом – на крохотном близлежащем островке под названием Мурано. Там ремесло достигло невиданных высот, превратив сначала этот клочок суши, а затем и всю Италию в мировой центр стекловарения. Пережив взлеты и падения (во времена наполеоновских войн производство было почти разрушено, но возродилось вновь к середине позапрошлого века), итальянское стекло с триумфом вернулось в мир, став незаменимым в архитектуре и дизайне.

«Любезное дитя, прекрасное Стекло…»

Витраж 'Рыцарь' Михаила Врубеля
Витраж ‘Рыцарь’ Михаила Врубеля

Вообще говоря, можно сказать, что венецианское стекло произвело в свое время настоящую архитектурную «революцию». Став доступным, перейдя из дворцовых и церковных палат в обычные дома, оно кардинально изменило среду обитания. Особенно ярко это проявилось на излете XIX в., когда возник удивительно красивый и функциональный стиль «модерн». В нем стекло играло основополагающую роль, превращая любую деталь в настоящую драгоценность.

Особенно удачно вписалось в новый стиль итальянское стекло. Лишенное тяжеловесной пафосности богемского хрусталя, удивительно пластичное, «мурано» пережило настоящий расцвет, завоевав полмира. Интересно, что это возрождение произошло во многом благодаря русским художникам и архитекторам. Врубель, Борисов-Мусатов, Шехтель – все они широко использовали стекло в своих работах, ставших впоследствии мировым культурным достоянием. Богатые заказчики с удовольствием и щедро платили за высокое качество, и почти два десятилетия именно русские были едва ли не главными потребителями итальянского стекла в Европе. Кстати, именно российским художникам мир обязан острому интересу к таким сложным видам прикладного искусства, как витраж и мозаика. Стилизованное под готику панно Врубеля «Рыцарь» (оно завершает интерьер парадной лестницы московского особняка купцов Морозовых) и майоликовый фронтон столичной гостиницы «Националь» не только возродили моду на такие изыски, но и сделали их классическими, востребованными и сегодня.

В наши дни здесь, в Италии, по-прежнему делают удивительные и прекрасные, хотя и вполне массовые вещи, без которых невозможно представить современное жилище. И это не только посуда, украшения или знаменитые зеркала. Сегодня итальянское стекло используется буквально во всех интерьерных деталях – начиная от декоративных миниатюр и заканчивая витражными панно. Так, популярно сейчас у дизайнеров дверное полотно, полностью или частично прозрачное, выполненное из специально обработанного стекла, поскольку такой подход позволяет эффективно решать проблемы зонирования и визуального расширения пространства.

Коллекция Ianus от фабрики Longhi
Коллекция Ianus от фабрики Longhi

«Двери любой конструкции, как распашные, так и раздвижные, могут быть выполнены из стекла, – говорит Татьяна Ларина, руководитель отдела оптовых продаж компании «Лендор», одного из крупнейших поставщиков итальянских дверей на российский рынок. – Например, сегодня в особой моде стеклянные раздвижные двери. Это не только оригинальное, но и весьма практичное решение, позволяющее сэкономить место и сделать помещения более светлыми. Отмечу, что такие изделия совершенно безопасны, поскольку производятся из специальных, небьющихся сортов стекла».

Подобная тенденция легко объяснима: «Дверь, – говорит московский искусствовед Вера Калмыкова, – это всегда граница. Стекло визуально ее «снимает», делает неощутимой. Таким образом, создается иллюзорное дополнительное пространство, которое можно варьировать, меняя цвета и фактуры. Например, гладкий прозрачный материал создает эффект анфиладности, столь характерный и привлекательный в классических интерьерах, если же добавляется цвет и рельеф, появляется знаковая для модерна игра, загадка, тайна. Все это не может не быть востребованным сегодня, когда интерьер становится все более индивидуальным, внестилевым».

Модель Tekno фабрики FOA
Модель Tekno фабрики FOA

На такого рода изделиях специализируется, например, пармская компания FOA, которая делает раздвижные двери и перегородки из художественно обработанного материала по авторским технологиям. Во многом мастера этой фирмы наследуют своим венецианским и даже античным предшественникам – например, здесь часто используют многоцветные решения и сложные рисунки, превращающие обычный дверной проем в произведение искусства. Так, в некоторых коллекциях используется сложный витражный декор в технике Тифани (Tiffany), причем вся работа выполняется вручную: от нарезки и шлифования фрагментов до соединения деталей специальными металлическими лентами. «Раздвижные двери FOA легки и изящны, – говорит Татьяна Ларина («Лендор»). – Поэтому они без затруднений вписываются в самый сложный интерьер. Как правило, полотно такой двери изготовлено из матового или цветного стекла, а ручки, крепления и направляющие выполнены из нержавеющей стали, что обеспечивает их прочность, удобство и долговечность».

Другая известная итальянская компания – Longhi – разрабатывает интересные интерьерные решения, ориентируясь на ультрасовременные хай-тек-тенденции. Здесь выпускают многослойные стекла с использованием различных модификаций текстильного полотна.

«Далече до конца Стеклу достойных хвал…»

Надо сказать, для современного интерьера, где уже невозможно определить сколь-нибудь конкретную стилевую направленность, стекло, возрожденное модерном, становится настоящей палочкой-выручалочкой, связывая воедино вещи, казалось бы, несовместимые: хай-тек и антику, прованс и минимализм. «Стекло в интерьере, – говорит Вера Калмыкова, – играет организующую роль. Условно говоря, место, где есть подобные предметы или детали, собирает пространство воедино. Таким образом, стекло становится архитектурным инструментом, который позволяет смещать визуальный центр пространства в необходимую для замысла точку. Особенно это касается цветного стекла и витражей: контрастируя или гармонируя с ведущей колористической гаммой помещения, они создают эмоциональные акценты, говорящие очень много о создателе и хозяине интерьера».

Нужно заметить, что волшебство стекла не ограничивается интерьерными дополнениями и акцентами. Современные отделочные материалы, такие как плитка и керамогранит, по большому счету являются ближайшими «родственниками» благородной субстанции. В особенности это относится к керамической плитке, покрытие которой – глазурь – в сущности и есть стекло, наносимое на глиняное основание («бисквит» или «черепок») и обжигаемое вместе с ним.

Глазури бывают разными – цветными, прозрачными, блестящими и матовыми, что позволяет производителям изготавливать самые необычные по фактуре и окраске коллекции. Некоторые из них чрезвычайно точно копируют дерево или природный камень, иные – кожу рептилии, а кроме того, есть «обманки», неплохо имитирующие само стекло. «Например, – говорит Надежда Бирюкова, специалист компании Kerama Marazzi, – такова «кристаллина», покрытие, благодаря которому плитка приобретает исключительно ровную глянцевую поверхность, становясь похожей на стекло. До недавнего времени этот вариант обработки практиковали только зарубежные, а точнее – итальянские производители, и лишь сравнительно недавно ее освоили на российском заводе «Велор» в Орле».

Серия 'Варан' японской коллекции  компании Kerama Marazzi
Серия ‘Варан’ японской коллекции компании Kerama Marazzi

Впрочем, и собственно стекло сегодня меняет свое назначение. Например, стеклянные полы давно не редкость в общественных заведениях вроде ночных клубов и ресторанов. А в последние несколько лет стеклянные покрытия все активнее завоевывают и частные интерьеры. Толстые – свыше 10 мм – закаленные листы дают возможность создать необычайно эффектные решения, делая помещение многомерным и интригующим и позволяя визуально расширить пространственные границы даже маленьких комнат.

«Стеклом познали мы толики чудеса…» – писал поэт в своей знаменитой оде. Действительно, древний и такой современный материал магическим образом позволяет изменять пространство и возвращать давно ушедшие времена. Волшебство стекла, начавшееся более пяти тысячелетий тому назад, творится до сих пор и, похоже, будет источником удивительных чудес и дальше…

Пресс-служба сети салонов итальянских дверей «Лендор»
e-mail: info@landoor.ru
http://www.landoor.ru
Тел: (495) 775-00-43